Следующая серия

Том на ферме

Tom à la ferme
kp6.7
imdb7.0
Том на ферме смотреть онлайн, скачать торрент
Год: 2013
Длительность: 103 мин. / 01:43
Бюджет:
Том приезжает в деревню - проститься со своим другом и прочитать речь на похоронах. Припарковав машину рядом с коровником, он стучится в дом, где раньше жил погибший. Но Том ещё не подозревает, какая опасность ждёт его за дверью.
10Рецензии пользователей
Опубликовать
  1. +1863
    Ксавье Долан раздражает многих, и тому есть причины. Он молод (канадскому режиссёру всего 24 года) и успел снять уже четыре полнометражных фильма, каждый из которых успел побывать на престижных кинофестивалях. Шутка ли - снять первый полнометражный фильм в двадцать лет и привезти его в Канны.Критики, в целом благосклонно оценивающие работы вундеркинда, не были, однако, единодушны: Долана есть за что попинать, и не делает это разве что ленивый. Молодой канадский гомосексуалист явно страдает нарциссизмом: он то и дело играет главные роли в своих же фильмах, причем камера нередко любуется его нежно-небритым лицом. Фильмы Ксавье больше похожи на клипы: будьте уверены, если заиграет музыка, то камера сразу замедлится, фокусируясь на чем-нибудь эстетически возвышенном (как вариант - на самом Долане), и не вернётся в нормальный режим, пока мотив не закончится.Да и тематика фильмов строго придерживалась столь знакомой режиссёру жизни разнообразных меньшинств: «Я убил свою маму» - каминг-аут (что по-русски значит открытое признание человеком своей нетрадиционной ориентации) молодого подростка и его конфликт с матерью, «Воображаемая любовь» - о любовном треугольнике, «И всё же Лоранс» - о мужчине, решившем стать женщиной. После «Лоранса» - эпической почти трёхчасовой драмы о трансгендерах, в которой сам режиссёр впервые не играл главную роль, - он вернулся с «Томом на ферме». На первый взгляд, кажется, что все составляющие режиссёрского стиля на месте: тут вам и гей-тематика, и сам Долан в главной роли. Но не тут было. Канадский вундеркинд выкинул финт ушами и снял триллер про психопатов.Молодой рекламщик Том из Монреаля приезжает в канадскую глубинку на похороны своего парня Гийома, но выясняет, что мать ни сном ни духом не ведала об ориентации своего покойного сына. Вдобавок старший брат Франсис оказывается субъектом норманбейтовского типа с нездоровой привязанностью к своей матери и насилию. Сам Том привязывается к своему мучителю - типичный стокгольмский синдром. «Том на ферме» наглядно показывает то, что Долан способен меняться к лучшему. К четвёртому фильму любование своей внешностью уступило место профессионализму, «клиповость», присущая ему раньше, пропала, что пошло на пользу. Никаких подростковых слюней и соплей: Том бежит через кукурузное поле, листья которого режут лицо, как лезвия; Франсис избивает кудрявого гомосексуалиста и окунает лицом в грязь; вместе они принимают роды теленка - руки по локоть в крови.Впервые Долан снял фильм не по оригинальному сценарию - он адаптировал пьесу Мишеля Бушара. Снять жанровое кино - дорогого стоит. Создаётся впечатление, что режиссёр мучительно пытался сделать триллер, и это ему не совсем удалось. Саспенс, сексуальное напряжение - всё это здесь и работает. Ради чего - большой вопрос. Долан вылез из покрытого блестками кокона и неуверенно расправил крылья, но что с ними делать он пока не знает. Однако сам процесс превращения его из клипмейкера в настоящего режиссёра захватывает похлеще, чем драка на кукурузном поле.
  2. +1877
    Этот фильм - как тёмная сторона Долана. Он не красивый, отнюдь. Мрачный, грязный... нет ни одного светлого момента за весь просмотр. Но! Не смотря на то, что жанр новый - а это ни разу не драма, как было ранее, а именно психологический триллер - фильм хорош. По настоящему хорош.Ксавье здесь разбирает 2 момента:1) Вину Тома за смерть своего возлюбленного.2) Комплекс нелюбимого ребёнка.С самого начала он даёт нам подсказку - речь, что Том готовил для похорон: «Мне не остаётся ничего, кроме как заменить тебя». И это, в общих чертах и происходит. Он помогает старшему брату своего парня - Франсису, на ферме, поддерживает Агату, как может и самое главное - становится новым объектом для издевательств. Любой здоровый человек уехал бы сразу, нашёл бы способ. Но Тома мучает вина и горечь... а брат, так похож на Гийома... что в результате вырастает в стокгольмский синдром, который, возможно, оставил бы Тома на ферме навсегда. Но вовремя появляется псевдо-Сара. Пока Франсис, к которому у Тома очевидно возникли некие больные чувства, трахал её, он узнаёт от бармена, что проблемы с агрессией у старшего брата Гийома были всегда и не зря окружающие сторонились их дома. Это окончательно отрезвляет Тома и в этот раз он находит способ сбежать.Касаемо самого Франсиса... Эдипов комплекс + явная зависть младшему. Как старший ребёнок он не мог позволить себе быть тем, кем вполне возможно являлся на самом деле. Работу на ферме он ненавидит, вполне вероятно бисексуален... но проявить себя ему не даёт долг перед матерью, которую он с равной силой любит и ненавидит (мотив из первого фильма, к слову). Что и выливается, в итоге, в чрезмерную агрессию и ярость. Вполне возможно, он поколачивал и младшего. Прямого ответа на этот вопрос Долан не даёт, но до того можно дойти самостоятельно - парень уехал из дома в 16 не просто так. У него была копна волос, от которых он избавился (потому что за них удобно хвататься при драке)... кстати, ведь у Тома тоже были длинные волосы, что тоже напоминало Франсису о брате. И, наконец, его дневник, который Франсис мягко (нетипичное для него слово) просит окружающих не читать. Можно предположить, что в нём есть записи о тех побоях, которые пережил в своё время Гийом. В конце он говорит Тому - «останься, я не смогу без тебя», что одновременно ложь и самая чистая правда. Он действительно испытывает любовь и необходимость в Томе, ту же самую, больную и чёрную, какую испытывал к брату. Никому он не позволил бы обидеть его, не позволил бы даже намекнуть на его слабость или позор. Но обижал бы сам, долго, мучительно... пока окончательно не погубил бы их обоих.Фильм оставил гнетущее впечатление, пересматривать я его точно не буду. И, пожалуй, в этом его главная изюминка. В наше время даже фильмы ужасов не трогают, всё смягчается: юмором, любовной линией, счастливым финалом... в этом фильме нет кровавой резни, но впечатление гораздо более сильное, чем от той же «Пилы». Твёрдая 10, за честную жестокость.
  3. +1842
    Фильм ограниченного проката, те что идут в маленьких и почти пустых залах, посещаемые лишь немногочисленными ценителями авторского кино да теми, кому поставлена конкретная задача осветить ту или иную область кинематографа. Фильм с довольно оригинальным сюжетом, затрагивающим как глубокие инстинктивные человеческие качества, так и поверхностный взгляд на происходящее. Так вот как раз «поверхностно» это кино смотреть нельзя - не понравиться и покажется скучным. Надо всматриваться в лица актёров, угадывать их чувства и мотивы, предугадывать их поступки - и тогда в небольшой отдалённой ферме с «неотёсанными деревенщинами» раскроется целая палитра красок и переживаний, какими наполняет её юный талант Ксавье Долан. Очень напоминает оставшийся в стороне (только не для тех, кто его смотрел) канадский триллер «Цепь» (2000) с блестящей игрой полностью погружающих зрителя в безумие актёров, а также более жестокий австралийикий «Любимые»(2009) и небезызвестную «Мизери».Главная ценность фильма заключена вовсе не в элементах классического триллера, таких как погоня по кукурузному полю или по лесу (конечно, лишними они совершенно не являются), но куда интереснее наблюдать за напряжёнными и полными недосказанности и неоднозначных взглядов диалогами главных героев. «Настоящий психологический триллер, не уступающий фильмам Хичкока»- эту фразу из анонса фильма следует отнести именно к общению героев. Мать (Лизе Рой) хоть и выглядит усталой и разбитой, но на самом деле оказывается сильной и волевой женщиной, способной при посторонних влепить взрослому сыну пощёчину и является единственной, кого этот сын (Пьер-Ив Кардинал) действительно боится. Она не раз повторяет что «здесь прямо ад какой-то», при том сама же отчасти его и создаёт. Она не тот человек, кому можно излить душу, она слышит лишь то, что хочет, и не удивительно, что так заботящийся о ней на первый взгляд Франсис на самом деле желает поскорее от неё избавиться. В противоположность мягкому и сговорчивому (только пригрози кулаком) Тому Франсис представляет собой куда более интересную с психологической точки зрения личность - в нём постоянно воюют две противоположные стихии - нежность и жестокость, и одну он выражает через другую. В нём будто бы живёт два разных человека; не очень-то отличаясь наклонностями от своего покойного брата, он боится их, то есть самого себя, и пытается выглядеть сильным и мужественным, а главное - правильным. Но правильность невозможна там, где изначально заложено безумие. Здесь и проблемы воспитания, и одиночества, и попытки вернуть самого себя в правильное русло... Действительно не часто увидишь, чтобы настолько хорошо прочувствованные человеческие черты были ещё и качественно перенесены на экран. Кульминация, на мой взгляд, находится вовсе не в конце, а в середине фильма в виде «танго на ферме». Сам же Ксавье Долан (Том) выступает в качестве провокатора случившихся событий, на самом деле лишь безвольно подчиняясь указаниям. Он тоже одинок и готов терпеть побои, лишь бы быть с кем-то «сильным и уверенным». Он готов реальность заместить сонным забвением и назвать это настоящим, и только счастливая случайность заставляет его мозг проясниться... хотя как сказать, может быть этот очередной необдуманный импульсивный шаг, финал фильма, всё сделает ещё хуже. В любом случае, от Ксавье Долана следует ожидать в будущем нестандартных шагов для кино, которое надеюсь будут показывать ни в одном-единственном кинотеатре города.
  4. +1778
    Очень люблю два первых фильма Долана. А вот с третьим, «И все же Лоранс», у нас как-то не сложилось - быть может, потому, что сам Ксавье исполнил в ней лишь эпизодическую роль. Все-таки фильмы Долана без Долана - как те бракованные елочные игрушки: вроде все так, а радости никакой. Впрочем, и на «Том на ферме», я тоже настроилась не сразу. А потом еще и долго пыталась систематизировать свои впечатления.Долан узнаваем с первых же кадров. Нервно-неровные буквы прощальной речи на помятой салфетке, снятый сверхдальним планом автомобиль на дороге, разрезающей бескрайние поля, прогоревшая сигарета в выразительных пальцах - можно наугад нажать на «стоп» и получить готовый постер. Долан мастерски расставляет акценты и складывает из деталей комозиции, которые хороши уже сами по себе, даже без сюжетной нагрузки. Но что еще Долану удается идеально - так это чувственное кино. То, что обычно зовется химией, проникает через экран, читается в деталях, искрит незримо, но ощутимо между героями. Однако по мере того, как зарождающаяся страсть приобретает оттенок больного, ненормального влечения, привычный авторский стиль обрастает все новыми, незнакомыми приемами. Истеричность происходящего подчеркивается ломаным ритмом повествования, швыряющего зрителя от мужского танго в коровнике к драке на кукурузном поле, от тихих семейных обедов к погоне по осеннему лесу.Долан, по сути, никогда и не был режиссером гей-фильмов, не сосредотачивался на проблемах однополой любви, предпочитая говорить о любви вообще. Вот и в «Томе» он просто дает знать, что его герой - гей, но не акцентирует на этом внимание, а преподносит как данность, ненавязчиво и незаметно. Эротическое взаимодействие не просто сведено к минимуму - оно показано тончайшими намеками, которые не вдруг и разглядишь. Поэтому и гомофобия - лишь одно, причем далеко не самое яркое проявление социопатии Франсиса, усугубляемой алкоголем, кокаином и тем паче - скукой. И тяга Франсиса и Тома друг к другу прорисована едва заметными легкими штрихами, потому что в основе все-таки - не любовь.Франсиса с Томом влечет друг к другу не только или, скорее, не столько страсть, сколько воспоминания. Каждый из них - то, что все еще связывает их с Гийомом: «Ты пахнешь как он», - говорит Том. Долан намеренно оставляет за кадром личность безвременно почившего Гийома, бойфренда Тома, на похороны которого тот и приезжает в квебекское захолустье. Не случайно почти ничего не говорится о его отношениях с главными героями, событиях жизни и причинах смерти. Долан снова возвращается к теме воображаемой любви: по сути, ни мать Агата, ни старший брат Франсис, ни сам Том не знают настоящего Гийома, предпочитая видеть то, что им хочется видеть, и закрывать глаза на все остальное. Все они живут в воображаемом мире, спрятавшись в скорлупе собственных иллюзий от мира реального. Герой Долана - городской пижон, отгородившийся стеклами стильных очков, спрятавшийся за длинной осветленной челкой. Вытащенный же из панциря черной косухи распоряжением Агаты, лишенный защиты раздавленных Франсисом очков, убравший завесу локонов под смешную шапку, Том становится уязвимым и хрупким. «В октябре листья острые, словно ножи...» - не случайно слоган фильма звучит как «То, чего ты не знаешь, причинит тебе боль». Незнакомый мир, обрушивающий на Тома бурю эмоций, кажется ему настоящим в противовес имиджевой фальшивости города. Он чувствует себя нужным Франсису и готов раз за разом жертвовать собой, удовлетворяя его садистские наклонности, а по сути - еще сильнее запутываясь в клубке иллюзий и наслаивающихся друг на друга нездоровых эмоций.И только Сара, выдуманная девушка выдуманного Гийома, оказывается отрезвляющей пощечиной, разгоняющей туман перед глазами и раскрывающей героям глаза - на него самого идруг на друга.Если бы не «И все же Лоранс», я сказала бы, что Долан снимает фильмы, чтобы сниматься в них самому. Он не берется за роли, с которыми не способен себя отождествить, и каждый его фильм - подробная экскурсия внутрь его головы. Однако если ранние работы носили скорее дневниковый характер, то в «Томе» эгоцентризм Долана достигает пика. Объективно, в центре сюжета - многогранный, неоднозначный Франсис, но Долан длинными кадрами и крупными планами оттягивает на себя, на своего статичного, одномерного героя внимание зрителя. Никакой другой персонаж не появляется на экране так надолго, ни на чем другом лице не останавливается камера, тщательно фиксируя малейшие проявления эмоций.Я так и не смогла определить, понравился ли мне фильм. Психопатические игры с реальностью и стокгольмский синдром отсутствуют в списке моих любимых тем, однако Долан есть Долан. Вообще, «Том на ферме» чуть ли не единогласно признан самым «взрослым» его фильмом. Но постойте, что это вообще такое - повзрослеть? Сменить поп-арт на нуар, городской китч на сельскую простоту, исповедь на экранизацию, а тонкую подростковую драму на садомазохистский недотриллер?..
  5. +1683
    Все так хвалят Ксавье Долана, вундеркинда, не окончившего школу, но я, признаюсь, не готов сделать тоже. Было бы за что. То есть, конечно, визуально фильм вышел интересным, привлекательно снять село не каждому дано, но, кроме этого нет ничего, что могло бы захватить моё внимание на полтора часа. Гас Ван Сент, являясь гомосексуалистом, не сумел превратить свои унылые фильмы про гомосексуалистов в интересные фильмы без гомосексуалистов. То есть, стоит констатировать, что не в гомосексуалистах дело, следовательно, окажись на ферме не Том, а условная Тамара, всё было бы настолько же скучно и не интересно. Однако было бы всё гетеросексуально, на что смотреть, с эстетической точки зрения, куда более приятно. Тематику лгбт уже заездили донельзя, как и тематику рабства, допустим - слишком много слез утекло. Но, конечно, толерантное общество всё вручает и вручает им награды и, кажется, эта золотая жила ещё долго будет радовать создателей, этакий марвел в мире статуэток.С творчеством Долана я не знаком, поэтому судить о его взрослении по фильмам, как многие замечают, я не могу. Но, лично для меня, «Том» - это кино далеко не взрослого человека, в кинематографических рамках. Ощущение, словно кто-то взялся показать на экране личный дневник 16-летнего подростка, который всё ещё не может определиться, забухать ли с друзьями на вечеринке, или пойти почитать Сартра на чердаке. В фильме что-то упускается. Возможно, я не понял этого. Возможно, я пересмотрел сериал «друзья», и не могу здраво судить фестивальный фильм вундеркинда, но две вещи которые бросаются в глаза мне остались непонятными. Первая - зачем было вводить в сюжет Сару, которая, как мне показалось, выступает в фильме вроде здравого рассудка, но всё же она появляется не на долго, не меняя при этом ни чего в фильме. Второе - Тому мало было того, что дал ему Френсис, как причина - остаться на ферме (я хочу сказать, что человек не может поменяться настолько кардинально, как нам показывают в фильме, должен быть какой-то плавный переход, а не танцы с пивом). В остальном - фильм нудный, моментами интересный своими пейзажами и мимолётными сценами, однако, как уже замечалось, на триллер он, как и на настоящую драму человечков, не тянет. Однако поаплодируйте, подобных испражнений в ближайшие лет десять нам придётся ещё видеть - ой как не мало. Джокер не смог.
  6. +1546
    И опять Долан. Один. Во всех его предыдущих фильмах тема одиночества так и сквозит, а в будущих что будет - даже боюсь представить. И мне это нравится. Вообще, все фильмы этого режиссера как будто созданы для интерпретации психологов - в них столько проблем, и Долан эти проблемы создает себе сам. Ковыряться и копаться в этой миленькой головушке можно хоть сколько, там целый склад комплексов и страхов.Очень богемное кино получилось (опять), для кружка этаких канадских и не только интеллектуалов, которые презирают все, кроме себя. Опять же все крутиться вокруг персонажа Ксавье - Тома. Том приезжает на ферму на похороны своего парня и начинается водоворот жизни Тома в глуши канадской. Мне невероятно захотелось нарисовать все это, ибо хороший сюжет то получился, видимый, обозримый. Думала о триллере как о главном жанре этой картины, но не тут то было - не увидела я триллера, больше похоже на мыльную драму о поколениях, о глупости. Все фильмы его (Долана) о нем самом и я считаю, это невероятно большой подарок зрителю. Еще краски, яркость его работ всегда меня подкупала, но в этом случае все наоборот - коричнево-серые пейзажи, почти незаметная музыка и постоянная сырость, в такую погоду только и хочется спать. Депрессивный получился пейзаж, но опять же запоминающийся. Вот что значит видеть готовый продукт до начала его создания. Режиссера не упрекнешь в недоработке... просто иногда кажется, что идеи уже кончаются, нет музы, нет вдохновения. И нет любви. Определенно, я вижу этот фильм у ценителей в списке «шедевр», потому что дотянул и еще поставил точку там, где надо. Но я легко могу представить негодования зрителей, которым фильм не понравится. Скучно, затянуто, тускло. А о чем фильм то? Но этот вопрос не минус в оценку «Тому на ферме», это жирный плюс. Я горжусь Ксавье, он отошел от многих своих тем и показал себя с другой стороны. И поэтому я так безумно люблю его фильмы - за его документальность, за его личный разговор с собой наедине.
  7. +1350
    Ксавье Долан - один из тех самых режиссёров, которые снимают фильмы, ориентируясь исключительно на своих чувственных представлениях, состоянии зарождения новой и продолжительной любви; какой бы она не была. Несмотря на то, что Ксавье всего двадцать пять лет, истории длинною в коренной перелом жизненного этапа выходят откровенными, провокационными и личными, поэтому, каждый, кто прикоснётся к его творчеству, становится частью его интима. Когда в твоих руках находится весь процесс: сценарий, съёмка, актёры, стиль, то из этого обязательно должно получиться нечто стоящее, иначе и быть не может. Человек сам волен выбирать, что ему ближе, роднее, к чему тянется сердце. И у Долана, определённо, этого не отнять.Каждый этап в творчестве знаменуется всплеском какой-либо из социальных, личностных, внутриутробных проблем, но Ксавье сильно не заостряется на этом и просто снимает про самого себя. «Я убил свою маму», «Воображаемая любовь» - теперь же более зрелая актёрская и режиссёрская работа в «Томе на ферме», где каждый сможет почувствовать весь страх потери свободы, находясь в железных тисках. Нет ничего проще, чем смерть любимого человека для Вселенной и наоборот. Так Том попадает в милую сельскую местность со своими чУдными захолустными видами на коровники, трактиры, поля, смерть, дорогу, навоз. Именно в таком порядке происходит знакомство с обиходом злачного местечка. Толерантность то качество, которое отличает людей в округе, в особенности старшего брата усопшего - Франсиса, который чуть что - рвёт голыми руками «пасть», тем самым заставляя улыбаться ещё долгое время, оправдывая себя благом, совершаемым на пользу мамы. Когда всё идёт согласно плану - наш дорогой друг покладист, уравновешен, чисто выбрит, с одинаковой длиной роговицей глаз, их цветом, ежели нет - дело приобретает нуарный тип прогулки, сродни путешествия меж остроконечных золотых игл, выкрашенных в скальпезных тонах Тома. Чтобы окончательно не свихнуться в замкнутом пространстве, давящем своей узколобостью: танцуется вальс, вдыхается кокс, доится скатина, происходят вожделеющие романтические разговоры рядом с толчком и рассказы за ужином о сексуальном опыте с «подружкой».Грамотно расставлены приоритеты, что даёт полностью завладеть сознанием жертвы, которая, войдя в зал, уже не вернётся прежней, если вернётся.. . В каждом кадре скрыты отождествляющие посылы с тем, кем же является герой на самом деле, выворачивая его нутро, показывая оголённое тело с гомогенной природой. Сил под конец уже не остаётся. Хочется бежать, бежать скорей на встречу девственному воздуху, свободному от гнёта эгоистичных пёстрых оков. Неожиданные повороты, какое-то небрежное мельчешание, страх, ужас, бельмо, саспенс и.. . снова дорога.Должно быть, именно благодаря такой всепоглощающей истории запретного желания быть самим собой, что разнится со словом Божьим, и является «Том на ферме». Кажется, это уже в прошлом, но не будет ли сам Долан скучать об насильственном ограничении свободы или поддастся естественности? Этого мы никогда не узнаем.. .
  8. +1401
    Вы когда-нибудь теряли близкого человека? Сразу ли удавалось поверить в случившееся и принять реальность? Главный герой, Том, приезжает на похороны своего парня, Гийома, на ферму, где живут мать и брат усопшего, Франсис. О связи Тома и Гийома мать не знает и Франсис намерен любым способом избежать правды. Ферма становится странной зоной отчуждения от реальности, местом где герои вступают в игру друг с другом и с самими собой. Цель у этой игры лишь одна - сбежать от реальности. Герои видят друг в друге связь с умершим Гийомом и идут на всё, чтобы сохранить её. Разрушить эту связь могла только Сара, которая ни с кем не собиралась играть в игры и плевала на погибшего. Ферма - сладкий сон. Чтобы выбраться из него нужно пройти через боль, преодолеть себя и отбросить все иллюзии, а вместе с ними и тех, кто не может с ними расстаться. Горечь утраты безмерна, но это не повод переставать жить. Об этом и говорит автор.Ксавье Долан показал совершенно новый для себя уровень режиссерской работы. Картинка не перестает держать в умственном и эмоциональном напряжении и ни на секунду не отпускает.В фильме, если можно так выразиться, отлично обыграна мимика души: герои непрерывно меняют отношение друг к другу на протяжении фильма. Им дорог покойный и на основе этого создается иллюзорная связь, сближающая их. Впрочем, рано или поздно придется снять темные очки и увидеть, что вокруг ночь.
  9. +1218
    Что неплохо удается Ксавьеру Долану, так это говорить о тонких, наэлектризованных отношениях между людьми. Сложных и запутанных, о том, что называется химией или физикой, - что дела не меняет. Отношения, на которые часто не повесишь ярлык, подобные странноватому танцу, коктейль всех чувств с любовью в качестве тайного ингредиента, - вот что интересует Долана, чем занято его творческое «я» помимо каминг-аутов, квиров и несостоявшихся мелодрам. Молодой режиссер за плечами, которого четыре, учитывая «Тома», картины, все ситуации проецирует на себя любимого, а вместе с тем увлекает и зрителя, который - хочет он того или нет - погружается в личные переживания автора. Так что же его волнует? У Долана вы не найдете разоблачающих лент про жизнь трансвеститов, ему исключительно плевать на бедные кварталы родного ему канадского Квебека, его не интересует тайная жизнь сытых буржуа, он не скрывается за громкими словами - мир, дружба, толерантность, - он просто снимает кино о себе самом. И пусть «его» играет Мельвиль Пупо. Такая самовлюбленность не смущает жюри Венецианского или Каннского фестиваля, которые год за годом отличают фильмы в своих номинациях. Искусство - всегда исповедь, и для Долана это стопроцентно так.В «Томе на ферме» зрителя ожидает отнюдь не яркость красок «Лоранса», не элегантность «Воображаемой любви» и не кажущаяся повседневность «Как я убил свою маму», Долан покоряет ландшафты канадской глубинки. Поначалу он создает атмосферу в духе «mean little town», затем добавляет щепотку психологического триллера и стокгольмского синдрома. Однако как ни пытается Долан создать нового героя из себя самого, и в Томе и, более того, - в злодейски привлекательном Франсисе видится герой из «Воображаемой любви», которого по иронии или недосмотру автора также зовут Франсис, отмечающий всех отвергнувших его мужчин. Кажется, эта отверженность, причем со стороны одного итого же человека - брата Франсиса, и одиночество не сближает их, но самым беспардонным образом сталкивает, делая безумно привлекательными друг для друга. Раненый хищник Франсис нападает на свою обездвиженную жертву, но первый переоценил свои силы.Детективная линия придает аппетитную перчинку сюжету, однако оказывается немного беспомощной и ненужной, для автора неважно, что и зачем сделал Франсис. И это чувствуется. Проступок Франсиса нужен Долану, чтобы показать, как далеко тот может зайти в своей страсти. И к слову, это отличает Франсиса от героев Долана - Том, Лоранс, Франсис, Юбер, ряд свободно может дополнить Мари и Фред, - они принимают все как есть, не пытаются взять реванш у своих любовников. Чувства Франсиса к брату перерастают с жуткую ярость, которая выливается в приступ агрессии по отношению к несчастному мальчику, и проявляется в желании обладать Томом как заменой своему неверному брату. Насилие в характере Франсиса не что иное, как бессилие, так как своими поступками он не смог ни вернуть брата, ни удержать Тома. Что и приводит его к тому же одиночеству.У Долана герои одиноки, потому что не могут быть с любимыми («И все же Лоранс») или не могут найти контакт с ними («Как я убил свою маму»), часто додумывают, чего нет («Воображаемая любовь»). То, что называется им не суждено быть вместе, и не потому, что кто-то хорош или плох, просто его герои и их любовники хотят от жизни и от партнера разного. В этом причина их одиночества - запросы не совпадают с предложением. В «Томе» ситуация несильно меняется. Франсис, по сути, сам не знает, чего хочет: то ли выбраться из своей глубинки, то ли остаться в ней навсегда вместе с Томом, то ли вернуться в детство и не расставаться с братом. Том страстно желает взаимной любви. Во Франсисе Том был готов принять звериную страсть, пусть и к собственному брату, за живое чувство к нему самому, и в принципе, не был против остаться с Франсисом в этой глубинке, и наслаждаться его обществом, благо оно точно не способно стать рутинным. И певать на «В твоих чертах ищу черты другие...». Однако он бежит. Не уж то от страха? Другого объяснения нет.Так, Ксавье Долан по-новому завлекает своего зрителя в пучину сложных взаимоотношений, из которой несильно хочется выбраться.
  10. +1897
    Картины Ксавье Долана большей частью публики воспринимались легкомысленно, вызывая разговоры на тему гомосексуальности и визуального китча. В то время, как за первым недальновидный и ограниченный зритель не видел любви, не знающей границ, а во втором не мог разглядеть красоту. «Том на ферме» это нечто совершенно иное, здесь Долан демонстирует не просто элегантность и оригинальность, а высшее мастерство. Экранизируя пьесу квебекского автора Мишеля Марка Бушара, он создает неоспоримое доказательство своей режиссерской состоятельности в качестве зрелого автора.Прекрасный Том едет в провинцию, на далекую ферму, чтобы проводить в последний путь своего возлюбленного, там его ждут сюрпризы не только неприятные, но и прямо угрожающие жизни нашего героя. Душевная нестабильность Тома, вызванная потерей спутника жизни, сплетется с ненавистью и психической неустойчивостью Френсиса, что был братом покойного, и образует причудливый узор из страха, необъяснимого подчинения и удушливости, который в кинематографической плоскости выглядит как превосходный психологический триллер в истинном смысле этого слова.Легкость и красота сменяются гнетущей атмосферой и мерзостью страха. Высокое и яркое небо «Воображаемых любовей» превращается в свинцовую пустоту «Тома на ферме», кудри Юбера Минеля становятся неряшливыми желтоватыми прядями Тома, а грандиозность истории Лоранса Алия сменяется повествованием обрывочным, резким и напряженным. Полностью изменяя свой стиль, Долан, не смотря ни на что, все же остается ему верен: все в «Томе на ферме» перфекционистом Ксавье просчитано до мелочей - от саундтрека до цветовой гаммы. Музыка снова выдающаяся в части песен («Les moulins de mon coeur» и «Going to a Town»), но на это раз большее внимание уделено score, написанному Габриэлем Ярдом специально для этого фильма, а не песням о любви. Визуальная же часть целостна и единообразна в своих серо-желтых тонах.Рациональному объяснению отношения, возникшие между Томом и Франсисом не поддаются. Эти напряжение, опасность, доминирование и страх можно только почувствовать. Послушно приняв виктивное поведение, Том обрекает себя на душевные страдания и физические муки. Для тех, кто внимательно читает интервью Ксавье Долана, некоторые сцены с очевидностью вызовут параллели с озвученными ранее сексуальными фантазиями режиссера. Хотя секса на экране не будет, но намеками в виде сдвинутых кроватей Тома и Франсиса, постановщик покажет зрителю, что большая (и, очевидно, наиболее неприглядная) часть отношений героев остается за кадром. Да, Долану и не нужно прямо демонстрировать сексуальное насилие, так как это слишком примитивно, а Ксавье играет на качественно ином уровне.Можно ли считать происходящее на экране демонстрацией взаимодействия между геем и гомофобом/латентным геем (как вам будет удобнее)? И да и нет - эта тема определенно присутствует, и, возможно, является магистральной. Она акцентируется сценой танца в сарае, демонстрирующей одновременные тягу и отрицание Франсиса. Но, в центре истории все же взаимодействие по схеме «охотник-жертва». Схеме, которую практически невозможно сломать. «Том на ферме» это, безусловно, психосексуальный триллер, но упор следует делать на части «психо».Центральная сцена картины - это бегство Тома по полю высохшей кукурузы. В этой сцене отображена вся суть происходящего - загнанный и запутавшийся Том убегает, сам не ведая своего направления, а «охотник» Франсис догоняет его. Для того, чтобы подчеркнуть значимость этой полной жесткости гонки, Ксавье изменяет разрешение картинки, делая из widescreen нечто, что можно назвать ultrawide. К слову такой переход будет еще в одной сцене ближе к концу, но она, по сути, дублирует описанную выше, разве что ее развязка, одновременно являющаяся кульминацией фильма, будет иной - Том бежит изо всех сил, но убежит ли он?Говоря об околоэкранных перипетиях, нельзя не упомянуть, что «Том на ферме» подвергся значительной правке, и в своей театральной версии ему не достает ряда сцен. Также Ксавье не задействовал в картине никого из списка своих постоянных муз. Нет здесь ни очаровательной Анн Дорваль, ни обворожительной Сюзанны Клемен. Только лишь грубый и брутальный Пьер-Ив Кардинал составляет пару Долану, перевоплотившемуся в Тома (волосы Ксавье, «благодаря» обесцвечиванию и наращиванию, пришли в такое плачевное состояние, что в результате на премьере фильма режиссер появился с ультракороткой стрижкой). Также присутствует в фильме Эвелин Брошу, актриса не выдающаяся, но вполне подходящая на роль сильной, но в тоже время легкомысленной особы, попадающей под животное обаяние Франсиса.Перенося пьесу на экран, Долан иногда позволяет себе вольности, но в целом ему удается практически невозможное - он точно передает настроение театральной постановки, сохраняя камерность, но в то же время, создавая пространство бесконечного пасмурного неба, убранных полей и дорог, прямых как стрела. Игра взглядов, недосказанность и резкие переходы между сценами - взяв все лучшее из мира театра, режиссер адаптирует это для большого экрана.Безумие страха оплетает выбранный им объект цепко словно плющ, и вырваться из его объятий не так-то просто. Сам того не желая, Том погружается в пучину липкого страха и грязного насилия. Удастся ли ему вырваться? Удастся ли остаться собой? Удастся ли красоте победить мерзость? Вот основные вопросы, на которые отвечает «Том на ферме». Этот фильм предназначен не только для верных поклонников Долана, адептов его мировоззрения, и он первая работа Ксавье, что не является целиком авторской, какими были три предыдущие ленты. Этот триллер рассчитан на более широкую публику. «Том на ферме» это неоспоримое доказательство того, что юноша с курчавой головой не просто утонченный ценитель красоты, а настоящий режиссер, мастер своего дела, сочетающий талант и подлинную оригинальность видения. Ксавье Долан постановщик настолько хороший, насколько это только можно себе представить. Любой обласканный критикой режиссер, только лишь от имени которого публика, мнящая себя «ценителями искусства», начинает маструбировать не годится Долану и в подметки. Вся фильмография Ларса фон Триера (подставьте любое другое подобное «громкое» имя) не стоит и пяти минут «Тома на ферме», да и любой другой картины гениального канадца.«Том на ферме» это манифест, в котором утверждается, что прекрасный Ксавье это не просто мечтатель, получивший мимолетную известность, а выдающийся постановщик. И манифест этот в первую очередь предназначен для снобов из мира авторского кино, так как верные поклонники отдали свое сердце Ксавье Долану еще во времена «Я убил свою маму». На данный момент лучшего, чем Долан, художника в современном кино нет, да он и не нужен - ведь на троне есть место только для одного короля, и имя ему Ксавье Долан.
Нет рецензий.